Криминал

Закоренелый вор, отсидевший положенное по закону за очередную кражу и очевидно собирающийся после освобождения продолжить занятие своим “ремеслом” (подняв в тюрьме свою “профессиональную” квалификацию), не может быть остановлен, пока не будет пойман на очередном преступном случае. Или муж, угрожающий убить свою жену, даже если для окружающих очевидна серьезность и осуществимость его угроз, практически не может быть остановлен (ну, запретят ему пару недель появляться дома), и только после убийства будет осужден, что весьма мало поможет его убитой им жене. Или если в драке был кто-то убит, но нападавших было двое или больше, то без доказательства кто именно нанес смертельный удар, будет ситуация, когда труп есть, а убийц — нет даже при всех пойманных участниках драки.

Агрессивной владелице "дома разврата" грозит семь лет тюрьмы. В Бердянске правоохранители разоблачили подпольный бордель, который работал под видом гостиницы. Во время обысков на одного из милиционеров напала сутенерша. Женщину обвиняют в организации мест разврата и сводничества и нападении на правоохранителя.
Как сообщают в пресс-службе милиции, в Бердянске местная жительница организовала для курортников бордель. Клиенты за услуги "жриц любви" платили от 700 до 1000 гривен, половину суммы сутенерша забирала себе.
 

Недавно возобновила работу Комиссия при Президенте Украины по вопросам помилования. Был утвержден ее новый состав, в который вошла и известная общественная деятельница, президент Международного женского правозащитного центра «Ла Страда – Украина», доктор юридических наук, профессор Екатерина ЛЕВЧЕНКО.
Нам не единожды доводилось общаться с ней, когда речь шла об обеспечении равных прав женщин и мужчин в Украине, о борьбе с домашним насилием и насилием над женщинами – в этой области она работает уже более двадцати лет. Насколько близко к этим проблемам ее новое назначение? Да и вообще, как работает и какие вопросы рассматривает Комиссия по вопросам помилования? Актуальна ли ее работа в стране, где продолжаются военные действия, где обостряется борьба с коррупцией и общественное сознание больше концентрируется на наказании виновных, чем на милосердии?

Термін «внутрішньо переміщені особи» (ВПО) почав активно використовуватися в Україні впродовж останніх півтора років. Непрості, а часто й трагічні події змусили багатьох наших співгромадян з Криму та Донбасу полишати рідні домівки, власне майно, коло професійної зайнятості і шукати притулку в тих місцях, де триває мирне життя, де їх не принижують за національною приналежністю чи з інших причин. За даними Міністерства соціальної політики, станом на 22 червня 2015 року в Україні офіційно зареєстровано 1 345 100 ВПО з Донбасу та Криму. Організація Об’єднаних Націй засвідчує, що за цим показником ми посіли дев’яте місце серед країн світу. І хоча Україна приділяє цим питанням постійну увагу, отримує відповідну міжнародну допомогу, ефективного досвіду роботи з ВПО нам наразі бракує, негативні явища, які супроводжують вимушену міграцію, швидко подолати навряд чи вдасться. Люди-переселенці стали однією з найвразливіших категорій українського населення.

Две новости за сегодня, которые лучше любой агитации, любых политических и экономических аргументов показывают, что ждет так называемую «республику» ДНР. В Горловке Донецкой области бригада рабочих организованно и наверняка по команде сверху срезает медную проволоку контактной сети на железной дороге. Медь стоит денег. Это не выдумки пропаганды, это местные жители снимают на видео и выкладывают в ю-туб. Вторая новость – без видео, но это уже настолько «не секрет», что местные все знают. В шахтах, даже в работавших, вырезают и вывозят на металл оборудование. Без выходных и без перерывов. Это, конечно, не медь, но тоже живая копеечка. Которая пойдет в чей-то карман.

Страницы

Подписка на RSS - Криминал